Все люди, организации, имена и названия вымышленные и не имеют никакой связи с реальностью) наверное)
  1. Наверно многие коллеги, которые читали первую часть моего дневника, заинтересовались вопросом: как мы вообще собирались брать банки? Ответ довольно скучный, так как до боли банальный. Во время обучения на юридическом факультете мы обзавелись кучей коррупционный связей. Вообще, очень правильно сохранять институтские связи, так как никогда не знаешь, кто из твоих однокурсников выстрелит высокой красивой ракетой в небо, но однозначно известно, что кто-нибудь когда-нибудь обязательно выстрелит. Я, конечно, сильно утрирую ситуацию с коррупционными связями, так что уважаемые коллеги не должны подумать о нас плохого, но среди наших однокурсников был человек, которому удалось устроиться на работу в ЦБ. Факультет наш был вечерний, все мы уже давно работали. И как-то так само собой получилось, что еще несколько наших однокурсников тоже попали туда на работу! Должности у них были совершенно обыкновенные и не высокие, зато очень высоким был статус этих товарищей среди других людей планеты. Достаточно было одного только упоминания о том, что ты работаешь в ЦБ, и все окружающие сразу проникались каким-то подобострастным уважением к тебе. Не меньшим уважением люди обычно проникаются и к тем, кто сам не работает в ЦБ, но держит тесное знакомство с людьми там работающими. Это было много лет назад, но, полагаю, что и сегодня данная ситуация никак не изменилась.
    Так вот, один наш приятель и попал в отдел санирования коммерческих банков и принес нам с партнером идею о том, что можно было бы попробовать себя на этой ниве.
    Наша основная задумка состояла в том, что если кто-то захочет банкротить банк, то он, скорее всего, обратится в ЦБ. И вот оттуда мы и планировали черпать информацию о потенциальных кредиторах, желающих банкротства банков. Тем не менее, мы, конечно же, были не одни такие желающие. И в отличие от нас, которые ни разу не стояли даже близко к процедурам банкротства, на рынке уже были люди, которые банкротством активно занимались.Перед тем, как нам удалось взять первый банк, было несколько историй.
    Одну из них я и расскажу сегодня.
    [​IMG]

    Однажды наш приятель из ЦБ, назовем его Алексей, свел нас с одним таким кредитором. И ни много, ни мало, оказалось это одна из территориальных московских ИФНС. Начальника юридического отдела, который и обратился за помощью в ЦБ, звали Игорь. Так вот тихо, по-семейному Алексей и познакомил нас с Игорем. Мы встретились и, поскольку процедура назначения управляющих в те стародавние времена сильно отличалась от сегодняшней, то первым делом нужно было, чтобы кредитор отвел кандидата в управляющие на прием к судье в арбитражный суд, где находилось дело. Тогда зайти в кабинет к судье, предварительно договоришься с ним по телефону, представителю ИФНС было не проблематично. И это был наш первый поход в суд. Мы познакомились с судьей (кстати сказать, ее только назначили на должность), она задала пару вопросов кандидату в управляющие, и сказала, что принципиально у нее возражений нет против кандидатуры, приносите документы в судебное заседание и ходатайство от кредитора. Люди мы были весьма не искушенные в данных вопросах, и потому неистово радовались, как-будто нас уже назначили. Назовем этого должника «ТипТопБанк».
    Здесь нужно вернуться немножечко назад. Как я уже говорила раньше, на курсах вместе с нами учились разные люди. Среди них, несколько человек были прикомандированы Торговым домом «Расстегай» для обучения с целью потенциальной борьбы с должниками торгового дома. Торговый дом был большой, должников у них было много, и потом они довольно активно занимались делами о банкротстве. Но речь не о ТД. Среди этих прикомандированных товарищей был один парень обыкновенный. Звали его Миша, ходил он в рваненьком пальтишечке и стоптанных ботинках. Еще была среди наших коллег на курсах врач-стоматолог по имени Карина. Во время курсов она активно нас вербовала идти к ним в компанию, которая уже в то время занималась банкротством. Карина была девушка необычная, с восточной внешностью. Была она очень стремительная и продвинутая, и понимала многие вещи, о которых мы тогда и не догадывались. Даже внешне она от нас сильно отличалась. Например, в то время нам было очень сложно представить что-то круче кожаной куртки. А щипаную норку я первый раз в жизни увидела на ней. Что такое щипаная норка? Спросите у жены, а мы не будем останавливаться на этом. Но мы на уговоры Карины не купились, решили, что прибиться к кому-нибудь мы еще успеем, а пока попробуем независимые проекты. С Мишей и Кариной мы на курсах дружили. Нужно сказать, что поскольку курсы длились больше месяца, занятия проходили каждый день с утра до вечера, что мы успели со всеми перезнакомиться, подружиться и активно общаться. Так вот нам в силу нашего потенциала, сдавать квалификационные экзамены было легко. Тогда сдавали 4 экзамена. И мы помогали друг другу, как могли, на сдаче этих тестов. В общем, и после окончания курсов мы продолжали общаться. К слову сказать, с некоторыми товарищами мы хорошо общаемся до сих пор. Так вот за день до судебного заседания по банкротству «ТипТопБанка» Миша приехал к нам в офис и стал вести разговоры о том, о сём. В том числе, как я еще сегодня помню, он задавал вопросы о том, сталкивались ли мы с тем, что на банки назначают за заявлению ИФНС. Мы тогда очень удивились совпадению этих вопросов, но мы ничего ему рассказывать не стали, да и он ничего конкретно не говорил. Я до сих пор не понимаю, зачем же он приезжал к нам тогда, возможно он хотел нам что-то рассказать или предупредить, но так и не сделал этого.
    На следующий день – суд. Аншлаг в зале судебного заседания. Мы сидим в первых рядах, рядом с кредитором-заявителем. Дошли до вопроса рассмотрения кандидатуры управляющего. Игорь подает ходатайство, суд просит кандидата представить документы. Мы встаем, подаем целую папку с досье о нашем высоком профессионализме. Суд начинает задавать вопросы по закону о банкротстве, проверяя нашу компетенцию. Смотрит сведения о нашем имуществе (декларации об имуществе кандидата в то время были обязательным атрибутом рассмотрения). После 15-минутной игры в шарады, суд говорит: «Спасибо, садитесь.» Мы гордо опускаемся на лавку. Кажется успех близок. И тут один из боковых говорит: «А есть в зале еще другие кандидаты?» Мы офигеваем и слышим с задних рядов выкрик: «Есть!» Поворачиваем наши ошарашенные лица в сторону задних рядов и видим Мишу и сидящую рядом Карину. Сказать, что у нас упали на пол челюсти – ничего не сказать. Боковой машет Мише рукой и говорит: «Ну, что же вы сидите, выходите, давайте документы». Миша передает документы. Тихо пошелестев бумажками, суд удаляется на совещание. Мы все еще надеялись, что суд решит все правильно. Откуда вообще взялись другие кандидаты? И как может суд назначать людей, за которых не ходатайствует заявитель? Как вы уже догадались, объявленное судебное решение было весьма интересно: Миша стал управляющим «ТипТопБанка», а мы с Игорем с охреневшими лицами побежали в кабинет судьи, узнать, как же так случилось? Столкнулись с ней в коридоре, мнемся, прямо спросить - не можем подобрать слов. Судья увидела нас и говорит: «Я ничего не могла поделать, я же не одна решаю!», и ушла в кабинет.
    Так начались наши банкротные будни.
    [​IMG]
    PS. Все люди, организации, имена и названия вымышленные и не имеют никакой связи с реальностью) наверное)
  2. Читаю я, читаю, что Денис в дневниках пишет. Но, безнадёга, не иначе.
    Пришлось ажна зарегистрироваться, чтобы сказать свое веское слово в истории банкротства. Ну, не может история банкротства быть такой скучной, как пишет Денис.
    ***
    [​IMG]
    Все началось много лет назад. Когда мы только учились на курсах по банкротству. Человек 50 было в группе. Женщин из них человек 8, ну, максимум 10. Я в принципе давно привыкла, что девочек в бизнесе не воспринимают всерьез. Поэтому косые взгляды – побоку) Идем вперед, на встречу своей судьбе.
    На ознакомительной лекции лектор спрашивает, зачем каждый из нас пришел на курсы? Каждый участник вставал, отвечал. Некоторые откровенно врали. Но большинство говорили, как есть, возможно, даже слишком откровенно и наивно. Большинство на курсы послали руководители компаний для каких-то своих целей. Юристы, бухгалтера – они толком не понимали, зачем, это был приказ начальника. Были и совершенно залетные – врачи, торгаши и прочие. Пришли попробовать свои силы в чем-то другом. Но что мы тогда знали о банкротстве? Ничего мы тогда не знали. Шли, потому что знакомые говорили, что за этим будущее, и что есть возможность заработать.
    Я встала и сказала, что мы с партнером собираемся заниматься банкротством банков, что пришли по совету знакомых банкиров, которые считали, что специалистов в этой отрасли не хватает. Легкий шепот по залу… банки… да они ошалели… кто им даст…
    В перерыве обед, специально отведенные для группы места в ресторане – по 6-8 человек за столиком. Сели, обедаем. Рядом присел парняга. Обыкновенный, страшненький, этакий финансовый аналитик в очочках. Сидит, смотрит на нас поверх очочков, лыбится. Гляну на него – опускает глаза в тарелку. Едим дальше. Подниму глаза - опять лыбится. Смотрит на нас из-под тишка и лыбится. Я спрашиваю:
    - В чем дело, товарищ? У меня спина белая?
    Он, немного помедлив:
    - А вы правда думаете, что вам, женщинам, дадут банки банкротить?
    Мы переглянулись с партнером, я отвечаю:
    - Да, правда думаем.
    Он смеется и говорит:
    - Нет, не дадут вам!
    Встал и ушел.
    Как его звали, я не помню. Я и лица его уже почти не помню. Помню только смутные ощущения неуверенности. Мы тогда и сами не понимали, что и как это будет. Но было горячее желание попробовать что-то новое, быть на острие и порвать всех…

    Через два месяца мы взяли первый банк…
    [​IMG]
    M@rina, Сашка, Анастасия и 5 другим нравится это.