Банкроторг - банкротство и юридические услуги в Воронеже

Возникновение новых обязательств при неподаче заявления о банкротстве

Уважаемые форумчане! Прошу высказать свое мнение по следующей ситуации. Гендиректор Т. назначен в апреле 2021 года на должность, документы ФХД ему бывший гендир П. не передал под предлогом того, что никакой деятельности не ведется от слова совсем. В марте 2022 года гендиректор подает форму 34001 в ИФНС о недостоверности в отношении себя, однако до сих пор в ЕГРЮЛ числится как гендиректор (тема известная). Впоследствии, уже с мая 2022 года к ООО просуживаются несколько граждан по заключенным в 2019-2020 гг. и не исполненным договорам доверительного управления имуществом (к слову сказать само имущество в адрес ООО не передавалось, а находится у третьих лиц, а ООО по этим договорам должно было по заявлению граждан истребовать это имущество, а поскольку это не исполнено, суды вынесли решение о взыскании стоимости имущества с самого ООО), о существовании которых гендиректор Т. не знал.
Оснований для привлечения к субсидиарке Т. по основанию невозможности погашения не имеется (договоры не заключал, о существовании договоров не знал, фактически предшествующий гендиректор П. скрыл их существование, да и вообще сами договоры имеют признаки ничтожности), гендиректор Т. не имел фактической возможности исполнить договоры.
Вопрос в том, являются ли судебные решения о взыскании (а фактически трансформации обязательства в натуре в денежную форму) денежных средств с ООО вновь возникшими обязательствами, влекущими для гендиректора Т. субсидиарную ответственность !?
 

taypi

Пользователь
Уважаемые форумчане! Прошу высказать свое мнение по следующей ситуации. Гендиректор Т. назначен в апреле 2021 года на должность, документы ФХД ему бывший гендир П. не передал под предлогом того, что никакой деятельности не ведется от слова совсем. В марте 2022 года гендиректор подает форму 34001 в ИФНС о недостоверности в отношении себя, однако до сих пор в ЕГРЮЛ числится как гендиректор (тема известная). Впоследствии, уже с мая 2022 года к ООО просуживаются несколько граждан по заключенным в 2019-2020 гг. и не исполненным договорам доверительного управления имуществом (к слову сказать само имущество в адрес ООО не передавалось, а находится у третьих лиц, а ООО по этим договорам должно было по заявлению граждан истребовать это имущество, а поскольку это не исполнено, суды вынесли решение о взыскании стоимости имущества с самого ООО), о существовании которых гендиректор Т. не знал.
Оснований для привлечения к субсидиарке Т. по основанию невозможности погашения не имеется (договоры не заключал, о существовании договоров не знал, фактически предшествующий гендиректор П. скрыл их существование, да и вообще сами договоры имеют признаки ничтожности), гендиректор Т. не имел фактической возможности исполнить договоры.
Вопрос в том, являются ли судебные решения о взыскании (а фактически трансформации обязательства в натуре в денежную форму) денежных средств с ООО вновь возникшими обязательствами, влекущими для гендиректора Т. субсидиарную ответственность !?
На мой взгляд, ответить на Ваш вопрос не ознакомившись с материалами дела невозможно. На вскидку, конечно управляющий может усмотреть основания для субсидиарной ответственности.
 

Kapues

Пользователь
Вопрос в том, являются ли судебные решения о взыскании (а фактически трансформации обязательства в натуре в денежную форму) денежных средств с ООО вновь возникшими обязательствами, влекущими для гендиректора Т. субсидиарную ответственность !?
В моей парадигме, - обязательство возникает из законодательства и поведения сторон, а суд лишь "подводит итог", что законодательство говорит именно по этому поводу. Если речь не идет о специфических вещах типа астрента, которые вытекают непосредственно из судебного процесса. Поэтому для вновь назначенного директора новые судебные решения не могут считаться "вновь возникшими", они скорее "вновь открывшиеся".
 
Банкроторг - банкротство и юридические услуги в Воронеже
Верх