Дело Вышегородцева

"
Вынужден уточнить юридическую ситуацию.
Дело "Финансиста", к сожалению, не прекращено. Оно стоит в карточках учета.
Вышегородцев более не является фигурантом дела. Обвинение с Вышегородцева сняты. Он более не имеет статуса "обвиняемый" и/или "подозреваемый" в этом уголовном деле.
Но уголовное дело не прекращено, увы. " - а где посмотреть эту карточку учёта?
Добрый день! Оправдательные приговоры есть. Есть такой сервис Кейслук. Там можете выбрать по списку.
Но есть люди, которые укрываются под различными никами.
Среди них есть Ефимов Евгений Валентинович,
Он же акционер и генеральный директор ОАО «Энергокаскад»
Он же –подсудимый по уголовному делу № 01-0393/2020 в Басманном суде г. Москвы по ч. 2 п. «Б» ст. 199 УК РФ
Он же – организатор фиктивного банкротства ОАО «Энергокаскад».
Помощник арбитражного управляющего, юрист, защитник и адвокат.
Он НЕ помощник арбитражного управляющего, НЕ юрист, НЕ защитник и НЕ адвокат. Просто банальный мошенник. И казнокрад. Вывел со счетов компании «Энергокаскад» более 100 млн. рублей, подлежащих уплате в Государство.
И скрывается он под ником "Егор Стволов"
Пора бы уже выйти из тени, любезнейший Евгений Валентинович, пора.
У вас суд скоро, милейший.
Займитесь уголовным процессом.
P.S.
Данное сообщение не носит рекламный характер, а так же не раскрывает персональные данные.
Просьба модератора не удалять данное сообщение.
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
ХРОНОЛОГИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ВЫШЕГОРОДЦЕВА


# Вышегородцева И.А. назначили конкурсным управляющим ГП "Военторг 769" УТ МВО 29 сентября 2003 года.
# Завершена процедура банкротства ГП "Военторг 769" УТ МВО 18 мая 2016 года.
# Начато уголовное дело по ГП «Военторг № 769» УТ МВО 30 сентября 2017 года.
# Постановление следователя об обыске в квартире Вышегородцева от 12 октября 2017 года.
# Постановление суда Ленинского района об обыске в квартире Вышегородцева от 13 октября 2017 года.
# Постановление следователя об обыске с подписью Вышегородцева об ознакомлении с этим постановлением от 30 ноября 2017 года.
# Протокол обыска в квартире Вышегородцева. Проводил обыск капитан полиции И. Н. Мелентьев 30 ноября 2017 года.
# Задержан следователем в порядке статей 91, 92 УПК РФ (двое суток в изоляторе временного содержания) 30 ноября 2017 года.
# Суд отказал в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и избрал меру пресечения в виде залога в один миллион рублей 02 декабря 2017 года.
# Предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 4, статьи 159 "Мошенничество" 08 декабря 2017 года.
# Предъявлено новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 160 "Растрата" 27 ноября 2019 года. Обвинение по части 4 статьи 159 не предъявлено.
# Обвинение направлено на утверждение в Прокуратуру Воронежской области 30 сентября 2020 года
# Прокуратура Воронежской области утвердила обвинение 01 октября 2020 года
# Обвинение вручено Вышегородцеву И.А. сотрудником прокуратуры 01 октября 2020 года
# Прокуратура Воронежской области 02 октября 2020 года направила уголовное дело в суд Ленинского района города Воронежа
# Суд Ленинского района города Воронежа начал рассмотрение дела 12 октября 2020 года в предварительном заседании
# Суд Ленинского района города Воронежа 13 октября 2020 (после отложения) вернул уголовное дело прокурору. Основание: обвинительное заключение составлено с нарушениями.
# Прокуратура Воронежской области не согласилась с данным решением направила апелляционное представление, которое 26 октября 2020 года поступило в Воронежский областной суд.

#Военторг769

источник: телеграм-канал "Уголовное дело И.А. Вышегородцева" t.me/voentorg769
 

blogger

Пользователь
ВОРОНЕЖСКИЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ ОЦЕНИЛ МОРАЛЬНЫЙ УЩЕРБ ОТ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В 237 МЛН РУБЛЕЙ


Арбитражный управляющий Игорь Вышегородцев воронежского филиала СРО «Авангард» требует от Российской Федерации в лице министерства финансов 237,16 млн рублей компенсации морального вреда в порядке реабилитации за незаконное уголовное преследование. Это «Абирегу» подтвердил сам господин Вышегородцев.


Vyshegorodtsev.jpg

В 2020 году уголовное преследование управляющего по делу о хищении активов Кредитного потребительского кооператива граждан «Финансист» было прекращено по реабилитирующим обстоятельствам (в связи с отсутствием состава преступления).

Управляющий оценил размер компенсации морального вреда в 237,16 млн рублей (такая же сумма фигурировала в уголовном деле в качестве ущерба). В обоснование своей позиции в иске Игорь Вышегородцев отмечает, что для его деятельности важна хорошая деловая репутация, а любое «пятно» может привести к существенным убыткам и потере клиентов. Информация об уголовном преследовании управляющего была распространена в авторитетных СМИ региона. После чего многие кредиторы стали негативно относиться к управляющему, поясняет господин Вышегородцев. Он отмечает, что перенес «нравственные страдания и переживания, которые были вызваны не просто субъективным отношением к подозрению в мошенничестве, но и объективным пониманием того, что с учетом сложившейся ситуации любой человек испытывал бы такие же тяжелые по своему характеру и длительности нравственные страдания и переживания». Управляющий также ссылается на постановление ЕСПЧ, в котором говорится, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание.

Управляющий продолжает настаивать, что его уголовное преследование велось незаконно, и намерен дойти до ЕСПЧ. Ранее он в Центральном райсуде предпринял попытку обжаловать возбуждение уголовного дела по этому эпизоду, но судья прекратила дело. Также заявление было подано в СУ СК, откуда – переадресовано в прокуратуру. Но и там управляющему отказали в удовлетворении жалобы.

Параллельно этому Ленинский райсуд Воронежа рассматривает уголовное дело, в основе которого лежит банкротство госпредприятия «Военторг № 769». Игоря Вышегородцева обвиняют в совершении трех эпизодов растраты (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Следствие полагает, что в рамках банкротства имущество госпредприятия якобы было продано по заниженной цене. Согласно материалам банкротства, различная недвижимость была передана в уставный капитал вновь созданных фирм. Помимо управляющего в деле есть еще один фигурант. Гендиректор тех самых компаний Михаил Панюшкин обвиняется в пособничестве в растрате (ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК РФ). В октябре 2020-го дело поступило в суд, но его отправили в прокуратуру, так как в обвинительном заключении были нарушения. Прокуратуре в апелляции удалось вернуть дело обратно. Как рассказал «Абирегу» господин Вышегородцев, он также подал заявление о заведомо ложном доносе в региональное ГУ МВД и просит привлечь к уголовной ответственности сотрудника военного комиссариата Кирилла Мека. Это он в 2017 году обратился в полицию, по мнению управляющего, с «ложным доносом».

Источник
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
Не мог долго войти на Форум. Почему-то блокировало меня.
Вся хронология размещена ещё вот здесь:
и есть телеграм-канал про это уголовное дело вот здесь ссылка: t.me/voentorg769
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
В связи с продлением майских праздников очередное заседание по моему уголовному делу перенесено на 16 июня 2021 года
Суд на 16 июня.jpg
.
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
В телеграм-канале есть аудио судебного заседания. Представитель потерпевшего не может якобы "свои" показания повторить в заседании. Даже после того, как судья дала ему время ПОДГОТОВИТЬСЯ! Более того, после перерыва в две недели, представитель потерпевшего (Минобороны) не может "свои" же показания прочитать по бумажке! Совсем не понимает, о чём говорит. Утверждает, что я не распределил деньги между кредиторами, хотя процедура банкротства уже завершена несколько лет назад. Утверждает, что я не делал оценку конкурсной массы, не смотря на то, что в деле есть оценка и именно эту оценку следствие оспаривает. Из двух представителей потерпевшего в суд ходит только один. Первый уже уволился. Ранее был перенос судебного заседания (оно не состоялось) потому, что этот второй и единственный представитель потерпевшего не явился в судебное заседание. Прокурор и судья неоднократно помогают (подсказывают) представителю потерпевшего и на это были заявлены протесты моими адвокатами. Это есть на аудиозаписи заседания, что размещена в телеграм-канале.
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
Я подал иск о компенсации за моральный ущерб на сумму 237 миллионов рублей, в связи с тем, что по "Финансисту" дело прекращено по реабилитирующим основаниям.


05.04.2021, 19:22

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ
В Воронеже арбитражный управляющий Вышегородцев потребовал 237 млн рублей компенсации за уголовное дело
Коминтерновский районный суд Воронежа принял к производству иск арбитражного управляющего, директора воронежского филиала СРО «Авангард» Игоря Вышегородцева о компенсации морального вреда в порядке реабилитации за незаконное уголовное преследование. Ответчиком выступает РФ в лице Министерства финансов. Об этом сообщается в картотеке суда.
Предварительное заседание по делу запланировано на 19 мая.
В июне 2020 года полиция прекратила уголовное преследование господина Вышегородцева в рамках расследования хищения активов разорившегося более десяти лет назад кредитного кооператива «Финансист», оставив за управляющим право на реабилитацию по этому эпизоду.
Он теперь требует взыскать с РФ компенсацию морального вреда в размере 237,16 млн руб., сказано в его иске (копия есть у “Ъ-Черноземье”). Эта сумма рассчитана исходя из оцененного следствием ущерба вкладчикам «Финансиста», который силовики вменяли управляющему, а также ущерба деловой репутации, которая, по словам истца, особенно важна для его профессии.
Любое пятно на моей деловой репутации может привести к существенным убыткам и потере клиентов. При этом не имеет значения, по каким причинам такое пятно возникло»,— сказано в иске
«Факт незаконного уголовного преследования привел к стрессам и нервным срывам, вызванным моими переживаниями в связи с возбуждением дела. Они способствовали ухудшению моих отношений с супругой, возникновению частых ссор»,— рассказывает в и иске господин Вышегородцев.
После прекращения уголовного дела он требовал привлечь к ответственности руководителя следственной группы Алексея Гвоздева. В феврале Центральный райсуд Воронежа не стал рассматривать иск управляющего к следователю.
В Ленинском райсуде при этом продолжается рассмотрение другого уголовного дела господина Вышегородцева. Его обвиняют в особо крупном присвоении или растрате (ч. 4 ст. 160 УК РФ, до десяти лет лишения свободы) во время замещения активов при банкротстве местного госпредприятия «Военторг №769». Последнее заседание 31 марта было отложено из-за неявки свидетелей, следующее запланировано на 14 апреля. Господин Вышегородцев пытался обжаловать поступление дела в суд. Он также сообщил “Ъ-Черноземье”, что написал в воронежский главк МВД заявление на начальника юридического отделения военного комиссариата региона Кирилла Мека о заведомо ложном доносе. Он в 2017 году обратился в полицию с заявлением о привлечении управляющего к уголовной ответственности.
О том, с чего начиналось уголовное преследование арбитражного управляющего,— в материале “Ъ-Черноземье”.
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий


Цена стресса. Игорь Вышегородцев потребовал больше 200 млн рублей за незаконное преследование по хищениям в «Финансисте»
Цена стресса. Игорь Вышегородцев потребовал больше 200 млн рублей за незаконное преследование по хищениям в «Финансисте»

5 Апреля 2021
Коминтерновский райсуд Воронежа принял к производству иск известного арбитражного управляющего, директора воронежского филиала СРО «Авангард» Игоря Вышегородцева о компенсации морального вреда в порядке реабилитации за незаконное уголовное преследование. Ответчиком выступает Россия в лице Минфина, а от государства Вышегородцев хочет получить 237 млн рублей.
В июне 2020 года главное управление МВД по Воронежской области прекратило уголовное преследование арбитражного управляющего Игоря Вышегородцева в рамках расследования хищения активов разорившегося больше десяти лет назад кредитного кооператива «Финансист», оставив за ним право на реабилитацию. Обвинение было предъявлено банкротному менеджеру одновременно с другим скандальным делом «Военторга».
Уже после прекращения уголовки по «Финансисту» он попытался привлечь к ответственности руководителя следственной группы Алексея Гвоздева. Но в феврале Центральный райсуд Воронежа не стал рассматривать иск Вышегородцева. Тогда он пошел другим путем и теперь хочет взыскать с государства компенсацию морального вреда в 237 млн рублей. Сумма рассчитана исходя из оцененного следствием ущерба вкладчикам «Финансиста», который силовики вменяли Вышегородцеву, и ущерба деловой репутации. Она, по словам истца, особенно важна для его профессии.
«Факт незаконного уголовного преследования привел к стрессам и нервным срывам, вызванным моими переживаниями в связи с возбуждением дела, - говорится в исковом заявлении Вышегородцева. - Они способствовали ухудшению моих отношений с супругой, возникновению частых ссор. Необходимость периодического участия в следственных действиях, а также частые ссоры с супругой привели к тому, что я стал уделять гораздо меньше времени и внимания своему ребенку, что, несомненно, негативным образом отразилось на характере моих семейных взаимоотношений».
Тем временем в Ленинском райсуде Воронежа идет рассмотрение второго уголовного дела Игоря Вышегородцева. Его обвиняют в особо крупном присвоении или растрате во время замещения активов при банкротстве государственного предприятия «Военторг №769». Полиция возбудила уголовное дело в декабре 2017 года, поначалу предъявив Вышегородцеву обвинение в особо крупном мошенничестве. Но впоследствии обвинение было скорректировано на растрату, то есть более мягкую статью.
Сам арбитражный управляющий неоднократно заявлял, что считает себя невиновным. Версию полицейского следствия он полагает необоснованной и лживой, ведь никакого выбытия активов по факту не произошло. А поскольку имущество не выбывало, отсутствует ущерб его собственнику - РФ. Более того, в защиту Игоря Вышегородцева, обратившись к президенту Владимиру Путину, губернатору Александру Гусеву, генпрокурору Юрию Чайке, экс-прокурору области Николаю Шишкину и в ряд других инстанций, выступали его коллеги. А военная прокуратура Воронежского гарнизона по результатам своей проверки нарушения в банкротстве «Военторга» не нашла.
Проверка проводилась в 2016-м и была завершена в начале 2017 года. Но о ее результатах публично стало известно отнюдь не от самой прокуратуры, а в ходе административного спора Вышегородцева с надзорным ведомством в Советском райсуде Воронежа. Поводом для иска Вышегородцева стал отказ прокуратуры предоставить ему материалы проверки. 19 апреля 2018 года судья Елена Бородовицина частично удовлетворила иск Вышегородцева. Бездействие прокуратуры она признала незаконным, но вот обязывать ведомство предоставлять истцу материалы проверки не стала.
Наиболее свежий пример попыток Вышегородцева помешать несправедливости - заявление в главное управление МВД по региону о заведомо ложном доносе на начальника юридического отделения военного комиссариата субъекта РФ Кирилла Мека. В 2017 году именно Мек обратился в полицию с кляузой о привлечении Вышегородцева к уголовной ответственности по истории с банкротством «Военторга №769».
Другая интрига с преследованием Вышегородцева заключается в том, что в нем торчат уши начальника Военно-Воздушной академии имени Николая Жуковского и Юрия Гагарина генерал-полковника Геннадия Зиброва. Причастность генерала к уголовному делу подтверждается его письмом директору департамента имущественных отношений Минобороны РФ Дмитрию Куракину, датированному весной 2016 года. В обращении говорится об обнаруженных фактах незаконного изъятия недвижимости из государственной собственности в ходе банкротства «Военторга №769». Его активами пользовалась и Военно-Воздушная академия. Зибров утверждал, что по фактам незаконного изъятия недвижимости решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Кроме того, просил Минобороны предоставить юристам академии полномочия обратиться от лица ведомства с иском в суд, чтобы оспорить регистрацию участвовавших в замещении активов «Военторга» юрлиц и передачу имущества. Регистрацию удалось оспорить в 2017-м. А уже в начале декабря того же года Вышегородцева задержали.
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
Аудио запись заседания судебного от 31 марта 2021 года
в телеграм канале "Уголовное дело Вышегородцева И.А."
t.me/voentorg769/101


Потерпевший утверждает. что арбитражный управляющий должен сохранять имущество должника. Имея ввиду, что не должен продавать его.
https://cloud.mail.ru/stock/FNXBqomXpXQgWcmRv9cdax5J
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
Этот текст был написан сразу после возвращения домой из изолятора временного содержания в декабре 2017 года. Прошло более трёх лет и я решил, что могу опубликовать первые страницы моей будущей книги:

#Военторг769

"Решил написать, как оно было, что бы не было более вопросов у коллег – «Так не может быть и это не нарушение, за которое можно предъявить обвинение!».
Еще летом 2016 г. Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Воронежской области проводилась проверка по обстоятельствам, связанным с банкротством ГП «Военторг».
В ходе данной проверки я привлекался для дачи объяснений и для дачи показаний в качестве свидетеля по вышеуказанному уголовному делу. Мной были предоставлены документы о регистрации и продажи имущества предприятия-банкрота.
И насколько мне известно, уголовное дело было прекращено. Однако мне не выдают для ознакомления копии допросов с моим участием и копию постановления о прекращении уголовного дела, что является нарушением моего конституционного права, предусмотренного ч. 2 ст. 24 Конституции РФ.
Кроме того, Военной прокуратурой Воронежского гарнизона проводилась проверка заявления о преступлении, якобы совершённым мной в ходе процедуры банкротства «Военторга». В ходе данной проверки 22.11.2016 г. и 15.12.2016 г. я также был опрошен сотрудниками Военной прокуратуры Воронежского гарнизона. Я также и в военную прокуратуру предоставил документы, подтверждающие правильность моих действий входе продажи имущества предприятия-банкрота. Я давал пояснения о том, что собственник имущества в банкротстве лишается прав своих на распоряжение имуществом. Насколько мне известно, эта проверка закончилась ничем, не было возбуждено уголовное дело. То есть ничего незаконного не нашли. Я также запросил из военной прокуратуры материалы, непосредственно затрагивающие мои права, но мне в нарушения закона не просто их не предоставили, а даже не ответили на мое обращение, что незаконно. Мной также подана жалоба в суд на не предоставление мне материалов проверки.
Где-то в промежутке между допросами в военной прокуратуре и возбуждением уголовного дела по «Военторгу» меня в рамках до следственной проверке также вызывали в полицию в 2017 году. Там я тоже давал показания и предоставлял документы, в подтверждение правильности моих действий при продаже имущества «Военторга».
В конце ноября 2017 года мне на мобильный телефон позвонил оперативник из Воронежского ГУВД (не вспомню прямо сейчас его имя отчества) и попросил прийти к следователю. Я пояснил, что прямо сейчас не могу. Договорились, что, когда я вернусь в Воронеж, я с ним созвонюсь и приду к нему. На мои вопросы, какие мне взять с собой документы, по какому делу и вопросы – он мне не ответил. Сказал, что мы вам покажем документы и всё. Мне такая таинственность не понравилась. Обычно полицейские говорят по какому делу, что принести с собой, и какие вопросы их интересуют. Вернулся я в Воронеж, и в тот же день не успел к ним приехать. Предупредил за ранее, что прямо вот в этот день не могу, но готов в другой день и мы обсудили день и время. Я приехал к ГУВД (главное управление внутренних дел) Воронежа и встретился с оперативником, который отвел меня к следователю. Оба были очень удивлены, что я пришёл сразу с адвокатом. Ходить именно с адвокатом я начал на вызовы полицейских после того, как летом 2016 года мне в следственном комитете (на очередной до следственной проверке по делу «Военторга») следователь начал орать, что я мошенник и в отношении меня надо возбудить уголовное дело и меня надо посадить. Меня такое поведение сотрудника правоохранительных органов шокировало, и я решил, что далее ходить на допросы я буду только вместе с адвокатом. Поэтому и на этот вызов в полицию (даже не зная по какому делу) я пришёл вместе с адвокатом. Вероятно, это не входило в планы следователя и оперативника. Они явно рассчитывали, что я буду один, не в курсе дела и на меня можно надавить и запугать. По крайней мере, их дальнейшие действия меня навели на эту мысль. Так вот, мы зашли в кабинет к следователю. Мне предъявили постановление на обыск (в рамках уголовного дела по «Военторгу», возбужденного в отношении неустановленных лиц по статье 159 часть 4 «Мошенничество») и мы поехали с адвокатом и оперативником на его машине ко мне домой. В квартире (после того как пригласили соседей в качестве понятых) начался обыск. Золото и бриллианты обнаружены не были. Спросил оперативник, сколько у меня денег в бумажнике. Потом вытащил их, и позвонил следователю с вопросом изымать 52 тысячи рублей или нет. (Хочу пояснить, я вернулся из поездки и все командировочные деньги были у меня). Следователь, видимо, решил, что это не слишком значительная сумма, поэтому не стали её изымать. Зато изъяли документы и ключи на мою машину (для любопытствующих, у меня Тойота РАВ 4, которой три года). Далее в машине оперативника (после составления протокола обыска) мы поехали назад к следователю. Там мне сообщили, что я подозреваемый и начали допрос. Все претензии и вопросы были только по «Военторгу». Это я прошу обратить внимание, потому, что к этому моменту, кроме уголовного дела по «Военторгу», было также возбуждено уголовное дело в отношении не установленных лиц по статье 159 часть 4 «Мошенничество» по кредитному кооперативу «Финансист». В кооперативе «Финансист» я также был конкурсным управляющим. Я также в рамках процедуры банкротства кооператива провел замещение активов. И банкротство кооператива, также, как и банкротство «Военторга», на сегодняшний день тоже было завершено. Все претензии были только в том, что я продал имущество «Военторга» без согласия собственника. Следователь считает, что я должен был в соответствии со статьей 295 часть 2 Гражданского кодекса Российской Федерации получить согласие собственника имущества – Российской Федерации. Я ему пояснял (так же, как и на до следственных проверках в полиции и военной прокуратуре и в следственном комитете), что в соответствии с положениями статьи 126 пункт 2 закона «О несостоятельности (банкротстве)» 126 –ФЗ от 26.10.2002 года, с даты открытия конкурсного производства прекращаются все полномочия собственника имущества должника - унитарного предприятия. Я ничего не скрывал, потому, что считаю себя не виновным. Я уже ранее давал показания разным силовым структурам по этому предприятию. И я об этом говорил следователю. Я до этого допроса общался с полицейскими из этого управления в рамках до следственной проверки. Поэтому я рассказал, как шла продажа имущества. А следователь радовался, что я (как он думал) даю признательные показания. На мой вопрос по поводу того, что я подозреваемый в деле, где нет хищения имущества, так как суд признал, что продажи спорного здания не было и что есть решение суда, что имущество (в хищении которого меня подозревают) и не выбывало из владения Российской Федерацией, мне следователь отвечал: «Здесь вопросы задаю я!». После допроса, я просил выйти в туалет. Туалет, как и кабинет следователя, на третьем этаже. Со мной в туалет пошёл оперативник. Вероятно, они считали, что я вылезу в окно в туалете и буду уходить по крыше ГУВД, отстреливаясь. Я вернулся в сопровождении оперативника в кабинет следователя. Вот тут я точно уже не помню процессуально, что там сделал следователь, но я понял, что домой я сегодня не попаду. Ещё до того, как он сказал, что задерживает меня по статье 90 на двое суток, я начал снимать часы, ремень, крестик и отдал их адвокату. Не знаю, что было бы вечером 30 ноября в кабинете следователя будь я один на один со следователем и оперативником, не будь со мной адвоката. Но мне начали оба они сотрудника полиции говорить, чтобы я дал свидетельские показания - в чьих интересах я действовал. Что сейчас в полиции хорошая программа защиты свидетелей. Я не могу вспомнить до словно (так как я был уже на взводе, давление поднялось), но я, то ли в слух сказал, то ли подумал, что мне как свидетелю надо не внешность менять, а хуй увеличить за счёт государства, если это возможно. И что я действовал в интересах того, кто сейчас и владеет имуществом. А хочу вам напомнить, что имуществом владела и владеет до сих пор – Российская Федерация. Именно так оформлено право собственности. Не помню сейчас уже в каком порядке это было, до предложения быть свидетелем или после, но мне сказали, что меня задерживают на двое суток и показали постановление. Я ответил, что с радостью поеду в изолятор. Это новый опыт. Познакомлюсь с новыми людьми. Сотрудники полиции были очень удивлены. Они сказали, что в их практике это второй случай, когда человек охотно едет в ИВС. Я спросил у них: «Вы ожидали, что я буду рыдать, биться в истерике и пытаться выпрыгнуть в окно?! Этого – не будет.» Мне дали сделать один звонок. Я сообщил родным, что меня задержали. Для тех, кто читает и выискивает неточности оформления. Прошло много времени с 30 ноября 2017 года (это момент задержания) и я могу не всё точно помнить в хронологии. Но я был с адвокатом и всё было оформлено правильно, с точки зрения задержания и обыска и тут я ничего не оспаривал в суде. Не ищите здесь подковырки или основания для жалобы на следователя. Я без наручников, в машине оперативника, вместе с адвокатом поехал в ИВС. Мы мило беседовали по дороге все в троём. Перед входом я попрощался с адвокатом, и мы зашли. Меня сдали местным сотрудникам полиции в ИВС. Там с меня сняли данные, отобрали имеющиеся вещи (платок и 700 рублей денег я себе оставил на такси, остальное я отдал адвокату). Затем предложили раздеться. Осмотрели на предмет ушибов. Предложили присесть (вдруг я в заднице проношу что-то запрещенное) и я снова оделся. Предупредили о статье за попытку побега. Сняли отпечатки пальцев. После чего повели в камеру по коридору (шёл, заложив руки за спину). Лицом к стене перед камерой. Дверь открылась, и я зашёл в новый, для себя, мир. Я пошел мыть руки (чтобы отмыть краску для снятия отпечатков пальцев). В камере было двое. Спросили сколько сейчас времени. Я сказал, что приблизительно девять вечера. Пока я мыл руки, окошко в двери камеры открылось и мне передали постельное бельё. Один из сокамерников помог его получить, и пока я вытирал руки (следи от краски пытался оттереть) отнёс постельное на кровать. В камере были две двухъярусные кровати. Нижние две были заняты. Я ответил, как меня зовут и по какой статье. Но так, как я был не опытен (а эти двое молодых парней уже имели по две-три судимости), то я назвал «мошенничество», а должен был назвать номер статьи. Но когда они назвали номера своих статьей, я не смог понять за что это они здесь. Пока народ не пояснил. Я разделся и лёг спать. Хотя кончено было не до сна. Свет горел постоянно. Работало радио. То ли в полночь, то ли в одиннадцать вечера радио выключили. За полночь к нам подселили четвёртого соседа. Сутки я провел с этими ребятами. Молодые, менее тридцати лет. Но уже имеющими несколько судимостей. Мне было печально осознавать, что это для них теперь и есть работа, их образ жизни. Хотя, может быть они были по-своему счастливы? Общение было для меня интересным. Но общих знакомых мы не нашли. Сутки я не ел и не пил. Потому, что вода только из-под крана, и я не был уверен, что мне после этого не будет плохо. С едой та же ситуация. У меня подагра и мне прописана диета (это не для того я пишу, что бы вызвать жалось читателей, а для понимания. Почему я не мог есть). Разрешенных мне блюд в меню изолятора временного содержания не было. В камере были утренний и вечерний (чуть не написал – шмон) обыск помещения, наших вещей и нас. Весь день слушал радио, иногда разговаривал с сокамерниками. На следующий день часов в десять (это уже было 01 декабря 2017 года) пришёл мой адвокат. Долго с ним беседовал. Не потому, что было о чём по моему делу. А потому, что не хотел я снова идти в камеру. Не привычно было выпасть из своего ритма жизни. Не было телефонных звонков, фейсбука, разговоров с женой и детьми. Не было каждодневных текущих рабочих вопросов. Раньше я не мог уехать в отпуск на долго, потому, что казалось, всё рухнет на работе. Не рухнуло за двое суток. Тем более, что вторые сутки попали на субботу. Чуть позже мне адвокат принес еды, воды. Но мои сокамерники уже все отбыли. Последний выходил из камеры, когда только внесли пакеты с продуктами. Сигарет в передачке не было (хотя я и просил для сокамерников, забыли передать), поэтому он ничего не взял из продуктов. Я остался в камере один. Уже был вечер. Я смог поесть и выпить воды. Мне передали журналы. И тетрадь с ручкой. Я стал записывать, что со мной было в камере и как выглядит сама камера. На вторые сутки я остался в камере один. Ко мне никого не подселили. Я очень давно не был один, в тишине, без телефона и связи. За решёткой окна была видна улица города. Шли люди. А я стоял у окна и в то же время – я «сидел». Даже радио уже не мешало. К тому же, его в этот второй день, почему-то включили не рано утром, а после обеда. Только по времени, которое говорили иногда по радио, было понятно который сейчас час. Хорошо, что не было соседей. Вторую ночь я провел один в камере. Было время подумать. Следователь ко мне не приходил. Хотя оперативник говорил адвокату моему, что надо поделить время посещения между ним и адвокатом. Может быть следователь передумал. А может быть, вся эта ситуация с задержанием и обыском – это были просто меры давления на меня. Так же, как и с изъятием документов и ключей на машину. На вторые сутки меня должны были отвезти в суд, чтобы избрать дальнейшую меру пресечения. Или отпустить. У меня не было никакой информации, что будет дальше, кроме слов адвоката. Увозили меня в суд, не так, как привозили в изолятор. Меня передали полицейским, которые надели на меня наручник. Затем вторыми наручниками мою одну руку приковал к себе полицейский из сопровождения. На выходе из изолятора, во внутреннем дворе, нас (со мной везли молодого парня) посадили в машину типа «буханка», в которой были отельные маленькие и очень тесные помещения сидячие без окон. Я остался в наручниках, только меня отковали от конвоира. Первый раз я так ехал по своему городу. Не видя его и в наручниках. Не было страха. Не было жалости к себе. Не было ненависти к тем, кто меня сюда посадил. Приехали в суд. Завели с черного входа в подвал и посадили там нас в камеру. Там были только две лавочки. Мы оба были в наручниках. На стенах надписи про судей и прокуроров, кто от куда здесь был и по какой статье. Первым на суд увели этого парня. Он вернулся очень быстро. Ему дали 30 суток в следственном изоляторе. Не знаю, что он там украл, но он был так молод, у него едва усы над губой прорезались. Я даже не уверен, что он уже бреется. За что его жизнь ломать? Потом вывели меня в зал суда. Посадили в клетку. Сняли наручники. В зале был мой адвокат, и (по согласованию со мной) был нанят второй адвокат. Который специализировался на уголовном праве. Мне дали ходатайство перед судом о непринятии мер в виде заключения в СИЗО. Я обговорил с адвокатами, что и как выступать и какие материалы они в суд предоставят и что будем просить суд. Следователь просил суд дать мне тридцать суток в СИЗО. Суд шёл 2 декабря 2017 года (это была суббота). И я мог Новый год встретить в СИЗО. Ведь если бы меня закрыли на 30 суток, то и далее продлевали бы до необходимого следователю времени. Только в зале суда я узнал, что 01 декабря 2017 года следователь объединил два уголовных дела («Военторга», по которому меня задержали и «Финансиста», возбуждённого позже, чем «Военторг») в одно. Я просил судью избрать другую меру пресечения. Говорил, что я не скрываюсь. Даю показания. Что у меня семья, и сын, которому только 10 лет. Много чего приводил в качестве аргумента, и я и мои адвокаты. К чести следователя, я могу сказать, что на вопрос судьи – являюсь ли я на допросы, он ответил, что да являюсь. Мой адвокат, после процесса, сказал за это следователю спасибо. За честность. И я тоже. Судья приняла аргумент, что я предприниматель, а по указанию президента Российской Федерации, предпринимателей нельзя по этой статье сажать. Прокуратура не возражала, чтобы меня выпустить под денежный залог в размере один миллион рублей. Судья вынесла решение, что бы я (в субботу) до понедельника внёс залог и оригинал предоставил в суд. До этого момента, суд меня отпускал домой. Если бы я не внёс деньги в положенный срок, то я бы отправился в СИЗО. Следователь и сотрудник прокуратуры ушли после процесса. Мои конвоиры и адвокаты – остались. Я сидел в клетке в зале суда, потому, что мои двое суток ещё не закончились и судья только ушла выносить решение о моём залоге. Сделала она это решение довольно быстро, хотя оно и было объемное. Я предполагаю, а предположение не является утверждением, что решение уже было готово на флэшке у следователя. Решение было явно о том, чтобы меня поместить в СИЗО на 30 суток, потому, что в решении было указано, что меня задержали обоснованно. Было написано - правильно, что был обыск и все необходимые следователю мероприятия проведены правомерно. Только в этом, вероятно, принесённом следователем на флэшке решении необходимо было поменять, или добавить, что меня отпускают под залог. В решении было много и подробно про то, что задержан я правильно, и что двое суток мне тоже дали правильно. Но вот как предпринимателя нельзя меня на 30 суток отправлять в СИЗО, поэтому деньги внести на депозит суда до понедельника, и я свободен. Я дождался этого решения судьи. Конвоиры открыли мне клетку (я там был без наручников. Их сняли, когда завели меня в клетку) и я вышел из странного для меня мира ИВС, конвоиров и наручников. Не знаю и не могу сейчас сказать, надолго ли. Я поблагодарил адвокатов. Я вышел на улицу и обнял свою жену. Были друзья, которые меня поддерживали. Кстати, эта ситуация с уголовным делом, показала, кто в моей жизни друг, а кто «обосрался от страха». Многие люди стали забывать мой телефон. Я был удивлён тому страху, который внушает общение со мной в данном статусе обвиняемого других людей. Но в тоже время, я вижу в своей жизни людей, которые были не так близки мне, но которые стали мне помогать. Появились люди, которых я ранее даже не знал и не был с ними знаком, но они пишут и звонят, предлагая свою помощь или выдавая реальные советы. И некоторыми советами я уже воспользовался. Я благодарен этим людям, за их отклик и их помощь. И благодарен судьбе, что она пусть и во второй половине моей жизни, но расставила моих друзей, знакомых, приятелей и чуть знакомых людей по полочкам.
Понимаю, что для людей, погружённых в банкротство, эта ситуация кажется абсурдной. Но это так. Меня на сегодня (30.01.208 года) обвиняют в том, что я продал имущество предприятия-банкрота без согласия собственника. Всё. Более – ничего. Но это не нарушение. И так быстро стать по уголовному делу сначала 30 ноября 2017 года подозреваемым, а затем 08 декабря 2017 обвиняемым, побывать за это время в ИВС на двое суток и пытаться меня закрыть на 30 суток в СИЗО, надо совершить, что-то невероятное из преступлений. А в моём случае преступления – нет. Уголовное дело по «Военторгу» возбудили 30 сентября 2017 года. Первым был следователь Соломатин, который был через некоторое время пойман на взятке (не по моему делу) и дело было бесхозным. Вот появился второй следователь, который уже вёл до этого более шести лет первое уголовное дело по «Финансисту! И которое было переквалифицировано из статьи 159 часть 3 в статью 201. И прекращено за сроком давности. И тут же. Практически через несколько дней по «Финансисту» возбудили дело ещё раз. А затем, объединили его с уголовным делом по «Военторгу». Уже когда я находился в ИВС. Ну да я повторяюсь.
На этом пока всё. Спасибо всем тем, кто меня поддерживает! Благодарю вас!"
 

Вышегородцев Игорь Алексеевич

Гениальный управляющий
Завтра очередное судебное заседание. Представитель потерпевшего не является.
Вот что было на прошлом судебном заседании:

Потерпевшие бегают от воронежского суда по делу обанкротившегося госпредприятия Минобороны

14 июля Ленинский райсуд продолжил процесс делу о растрате в процессе банкротства госпредприятия «Военторг № 769» арбитражного управляющего Игоря Вышегородцева.

Уголовное дело изначально было возбуждено по статье «мошенничество» (ч. 4 ст. 159 УК РФ), но затем это обвинение было снято. Сейчас господин Вышегородцев обвиняется по менее жёсткой статье – «присвоение или растрата» (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Следствие полагает, что имущество ГП «Военторг № 769» якобы было продано по заниженной цене.

Обвиняемым в пособничестве в растрате по уголовному делу проходит гендиректор ОАО «Вера» и ОАО «Надежда» Михаил Панюшкин, который также был в зале заседания.

Сегодня перед судьёй Мариной Галаган предстал свидетель обвинения – экс-руководитель воронежского территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом Зафеддин Микаилов.

Его показания начались с установления факта о том, что обвиняемого Вышегородцева свидетель не знает, а с обвиняемым Панюшкиным знаком шапочно. В дальнейшем господин Микаилов также, по всей видимости, не сильно помог прокурору. Когда тот показал бывшему чиновнику официальный документ, имеющий отношение к делу, Зафеддин Микаилов не смог вспомнить, подписывал его или нет. Заявил только, что подпись «похожа на мою». А на уточняющий вопрос судьи ответил «скорее, принадлежит мне».

Далее суд ожидал увидеть представителя потерпевшего. По-видимому, из-за него даже задержали начало заседания.

- Что, потерпевший опять потерялся? - поинтересовалась у секретаря суда представитель защиты - известный адвокат Виолетта Волкова.

- Нет, не потерялся, - ответил секретарь Пархоменко, однако потерпевший в суд так и не явился.

Адвокаты Игоря Выщегородцева полагают, что представители потерпевшего вынуждены по какой-то причине просто отбывать номер в суде. Тем более, что ранее представителем Минобороны было заявлено, что ущерба при реализации имущества обанкротившегося ГП «Военторг № 769» нанесено не было. (Отметим, что следствие в ходе процесса раз от раза меняло сумму ущерба в сторону уменьшения - 300 млн рублей, затем 105 млн, потом 42 млн).



- К сожалению, мы увидели только свидетеля, а у нас есть много вопросов по любопытным фактам, - говорит на видео адвокат Олег Дмитриев. - Например, в материалах дела есть протоколы представителя потерпевшего, который детально вплоть до копеек подробно расписывает сумму ущерба, которые вменяются моему подзащитному, но в суде тот не смог дать аналогичные ответы.

- Дело связано с Министерством обороны и здесь вспоминается армейский анекдот, - комментирует адвокат Виолетта Волкова. – Вот он пришёл сюда, отсидел потерпевшим от забора и до обеда, а потом пошёл заниматься своими делами…Главное, никто не возражает, Минобороны не возражает, должник не возражает, никаких оснований говорить о том, что действия (конкурсного управляющего – ред.) были неправомерны нет. Банкротное производство закрывается и вдруг возникает уголовное дело, якобы всё было неправильно.

Представитель обвинения от комментария отказался, сославшись на внутренние правила ведомства.

Игорь Вышегородцев был назначен конкурсным управляющим ГП «Военторг 769» УТ МВО 18 лет назад - в сентябре 2003 года. Процедура банкротства завершилась в мае 2016 года. Уголовное преследование Вышегородцева началось спустя полтора года - в сентябре 2017- го.


Игорь Вышегородцев

Причём, полицейские задержали его в здании воронежского главка МВД сразу после допроса следователем по особо важным делам Алексеем Гвоздевым. По словам Вышегородцева, ранее следователь пригласил его на беседу по телефону, не уточнив её темы. На встрече Игорю Вышегородцеву и сообщили, что он подозревается в мошенничестве по уголовному делу о «Военторге». Сразу же после этого арбитражного управляющего повезли к нему домой для проведения обыска, затем — в изолятор временного содержания. В ИВС продержали двое суток. Но к полицейским у арбитражного управляющего претензий нет: «они вели себя корректно». Зато следователь Гвоздев ходатайствовал в Центральном райсуде Воронежа об аресте управляющего до конца года, но получил отказ.

Заметим, что сделки по продаже акций произошли по результатам первых торгов по имуществу ГП «Военторг № 769» - фактически по рыночной цене. Оценку имущества проводило ООО Агентство «Квадрат». В рамках дела о банкротстве работа оценщиков не оспаривалась. Кроме того, нарушений в проведении процедуры банкротства ГП не видела и военная прокуратура Воронежского гарнизона, проверявшая работу Игоря Вышегородцева. Согласно материалам банкротства ФГУП, различная недвижимость предприятия (включая столовую, склад и магазин) была передана в уставный капитал вновь созданных ОАО «Вера» и ОАО «Надежда» генеральным директором которых был Михаил Панюшкин. Акции компаний в ходе торгов за сумму около 27 млн рублей приобрело воронежское ООО «Лакса-про».

Стоит напомнить, что прошлым летом полиция прекратила уголовное преследование Вышегородцева по похожему, сложносочинённому делу «Финансиста», банкротившегося с 2009 по 2012 год.

Судебные заседания по делу «Военторг № 769» продолжатся в августе.

«Блокнот Воронеж» будет следить за развитием событий в деле, где потерпевшие, как в одном советском кино, претензий не имеют.

Виктор Ганик




Подробнее: https://bloknot-voronezh.ru/news/poterpevshie-begayut-ot-voronezhskogo-suda-po-delu-1366411



 
Верх